Фантастические цитаты
Цитаты // Буква "П" // Оксана Панкеева, цитаты // Пересекая границы
Google-поиск
Web www.fancit.ru

 

Оксана Панкеева
"Пересекая границы"
(Судьба короля #1)

Цитаты нашла Раиса Рубероид




     - Не морочь мне голову, я отлично знаю, как ко мне относятся мои придворные дамы. Они строят мне глазки, они добиваются моего внимания, они спят со мной, стоит мне только этого пожелать, нагло льстят в глаза, пытаясь скрыть, как я им противен... и за глаза называют уродом. Женщинам нравится золото, нравятся платья, нравятся драгоценные украшения и положение в обществе. Вот что их ко мне привлекает. Дорогие подарки и статус королевской любовницы. И причем тут ты?
     - Вы пропустили самое главное! - засмеялся Жак. - Больше всего их привлекает ваша корона. Они безумно хотят себе такую же.
     ***
     - Они знают, что ты пользуешься моим расположением, - сделал вывод он, - и пытаются у тебя выведать, как этого можно добиться? Интересно, и что они надеются услышать? Ты же не женщина, ты просто мой друг.
     ***
     - А что я могу сказать? Я вам свечку не держал. Вы со мной на эту тему не откровенничали, вопреки ожиданиям наших дам. Я им разные вещи говорю. От настроения зависит. Иногда откровенно вру какую-нибудь несусветную чушь, иногда признаюсь, что не знаю...
     - Постой-ка, - спохватился король, - это после твоих полезных советов герцогиня Дварри пришла ко мне, разрисовав лицо красками, с перьями в волосах, и, отдаваясь, завывала, как кошка в голубую луну?
     Жак тихо захихикал, что вполне тянуло на положительный ответ.
     - Спасибо, - сказал король, - за то, что так стараешься разнообразить мою скучную жизнь. Хорошо, что это был я. Любой нормальный человек стал бы импотентом до конца своих дней.
     Жак захохотал вслух.
     - Ну разве я знал, что она такая дура? - простонал он. - Я же не думал, что она это так всерьез воспримет и выполнит в точности... А что, это было так страшно?
 

     Домашний наряд гостьи был еще забавнее ее дорожного костюма. Бесформенные шаровары, похожие на костюмы жителей пустынь, были еще ничего. Пушистые тапочки в виде зайчиков могли бы, наверное, вызвать истерический смех даже у непробиваемого короля Шеллара. А тонкая черная рубашечка с короткими рукавами была вообще неописуема. На рубашечке имелся жуткий рисунок, при виде которого любой некромант удавился бы от зависти.
     - Я что, так смешно выгляжу? - смутилась Ольга, заметив неудачные попытки Элмара сдержать хохот. - У нас это нормально... Или такая футболка кажется неприличной?
     - Нет... - простонал принц-бастард, не выдержав наконец, и рассмеявшись от души. - Но ваши тапочки... Они такие забавные... Я таких никогда не видел...
     Девушка тоже засмеялась и объяснила:
     - Они для того и сделаны, чтобы в них было весело.
     Они посмеялись вместе, сначала над тапочками, потом над умирающим от зависти некромантом, которого Элмар весьма живо описал. Потом гостья спросила:
     - А у вас и некроманты есть? Прямо так, запросто ходят и колдуют?
     - Да нет... - Элмар вспомнил, как об этом высказался однажды Жак, и повторил его слова: - С некромантами у нас примерно такая же ситуация, как у вас с наркотиками. Это запрещено законом, все знают, что это плохо, но если надо - можно нанять некроманта чуть ли не на любом углу. Только места надо знать.
     - Люди и в Африке люди! - засмеялась Ольга. - То, что нельзя, делают охотнее всего.
 

     - Вы все сволочи! Вы подлые убийцы! Вы мою маму убили! Приедет кузен Элмар, он вам всем покажет!
     - Да это же принц! - крикнул кто-то в толпе.
     ***
     - А говорили, что династия пала!
     - Врали! А герой Элмар? Он ведь правда приедет!
     - Уж он приедет, он тут всем покажет!
     - Мы и сами покажем! Мужики, поможем герою! Бей гадов! Мочи их! - с воодушевлением завопил неведомый наглец и подобрал с земли камень, - Булыжник - оружие пролетариата! Религия - опиум для народа! Эй, ксендзы! Бога нет!
     И запустил в магистров своей каменюкой. Но не попал. А один из магистров сделал пару пассов. Отважный агитатор вскрикнул, зашатался, и рухнул замертво. Толпа зашевелилась, полетело еще несколько камней, но магистры быстро отгородились защитным полем.
     - Ты что с ним сделал? - спросил один. Тот, что колдовал, удивленно посмотрел на тело и пожал плечами.
     - Понятия не имею. Я его хотел только обездвижить.
     Магистры стали звать подкрепление, и тут случилось самое удивительное.
     Лежавший без признаков жизни юноша вдруг открыл глаза, поднял руку и, не вставая, стал чуть пошевеливать пальцами. И тут пошла такая магия, какой горожане отродясь не видывали.
     ***
     А битва была такая, что не приведите боги! В конце концов неизвестный герой разделал всех пятерых магистров гигантской мухобойкой, возникшей из ниоткуда. Но сам так и остался лежать без чувств. Даже глаза закрыл и рукой перестал шевелить....
 

     - Что она с ним сделала? - подскочил на стуле Элмар. Шанкар ткнул ложку Шеллару и с криком "Я все-таки схожу посмотрю!" бросился наверх. Больше никто не решился.
     Его новоиспеченное величество посмотрел на ложку, подошел к плите и задумчиво помешал в кастрюльке. Прелестно, подумал он. Ничего себе начало правления. Стою это я, мое величество Шеллар... кажется, я третий... стою у плиты и готовлю ужин для геройского кузена и его соратников, в моей столовой трахаются сумасбродная волшебница и этот перепуганный переселенец... И полдворца лежит в развалинах... Если я доживу до старости, потомки обхохочутся, читая мои мемуары.
 

     - Кто тебя пустил в королевский кабинет?
     - Я сам вошел. Я не знал, что сюда нельзя.
     - А то, что дверь заперта, ты не заметил? Кстати, как ты ее открыл? Она же запечатана заклинанием.
     - Ключом надо было запирать, тогда бы я заметил. Я потрогал этот замок и опять провалился в мегасеть. Эта защита на вашем замке сущая ерунда, я его сразу открыл... Одно только мне не нравится. Как я понял, мой сокет почему-то реагирует на всю местную магию, и стоит мне попасть под заклинание или ухватиться за волшебный предмет, как я тут же выпадаю из реальности. А здесь ведь все пропитано магией, она на каждом шагу, куда ни ткнись. Как же я жить-то буду вообще? Не приходя в сознание?
     - Поговори с мэтром, - посоветовал Шеллар. - Он тебе подскажет, что можно сделать. Может, тебе нужен какой-то амулет, а может, достаточно будет просто носить на теле активный полиарг. В крайнем случае, сделаешь себе затычку на свой сокет из того же полиарга, и никакая магия на тебя не будет действовать. А как же ты в этот раз самостоятельно вышел из транса?
     - Так я же дорогу запомнил. Только выходить по-прежнему больно. Поэтому я и прилег здесь, чтобы далеко не ходить.
 

     В дверь постучали, и голос Этель позвал:
     - Жак! Ты здесь?
     - Мы заняты! - громко отозвался Шеллар. - Не мешай.
     - Чем это вы там заняты, что дама вам может помешать? - не отставала нахальная волшебница. Судя по голосу, она не просыхала еще со вчерашней ночи.
     - У нас мужской разговор, - зло пояснил Шеллар. - О судьбах государства. Иди отсюда и не надоедай. Я король здесь в конце концов или хрен собачий?
     - Не знаю... - задумчиво произнесла Этель и удалилась на поиски нового кавалера.
     Жак беззвучно затрясся на своем диване.
     - Ну, чего смешного? - сердито проворчал Шеллар. - Откуда у нее это непроходимое хамство, хотел бы я знать? Бедный мэтр Истран, сколько он, наверное, стыда натерпелся из-за этой правнучки...
 

     - ... Интересно, а вторая девушка тоже такая, или Элмар у нее один?
     - С чего ты решил?
     - А я вчера заметил, как они с Элмаром уходили вместе спать.
     - Не знаю. У этих героев никогда не разберешь, кто с кем. Если группы разнополые, то внутри группы обязательно все между собой хоть раз, да переспят. У Элмара хоть компания подобралась удачная в этом отношении, два на два. А вот о Великолепной Семерке вовсю слагают анекдоты и непристойные песенки.
     - А Великолепная Семерка - это кто? Тоже компания героев? И что в них не так? Число нечетное, или групповухой грешат?
     - На самом деле, они вообще ничем не грешат, просто состав группы вызывает невольную усмешку даже у меня. Четверо здоровых мужчин, гном, кентавр и на всех одна красавица Жюстин, женщина-мистик с обетом целомудрия.
     - Полагаете, этот обет до сих пор жив? - хихикнул Жак.
     - Разумеется, иначе эта дама тут же прекратила бы карьеру мистика. Они теряют почти всю свою магическую мощь, если ломают обет, принесенный при посвящении.
     - Бедные мужики! - восхитился Жак. - Им по памятнику надо поставить!
 

     - Послушай, - не выдержал Шеллар, - Что ты ко мне пристал с этими женщинами? Сосватать меня решил, что ли?
     - Ну да, - серьезно ответил Жак. - Мне фрейлины в складчину взятку дали, чтобы я вас скорей женил хоть на ком-нибудь, и я ее честно отрабатываю.
     Шеллар сначала не понял шутки и хотел что-то сказать насчет наглых сводников в женских тапках, но Жак не смог удержать серьезную мину и звонко расхохотался. Смеялся он так заразительно, что Шеллар невольно к нему присоединился.
     - Это надо же! - сказал он отсмеявшись. - Ну у тебя и фантазия! Взятку! Вскладчину!
     - Действительно! - простонал Жак, утирая выступившие слезы. - Да при одном виде этих фрейлин любой не шибко жадный человек женит вас бесплатно, лишь бы они не ревели! А на самом деле я просто подумал, что вам, может быть, одиноко и грустно, и вы не прочь провести время в более приятной компании, чем я с моими глупыми вопросами... и не слишком приятными рассказами.
     - Грустно? С тобой? Да с тобой, пожалуй, соскучишься! Фрейлин, конечно, жалко, но куда их девать? Разумеется, я рано или поздно женюсь, куда я денусь, но не прямо сейчас же. Может, оставить их, пусть так болтаются? Все равно от них толку никакого, казну они не разорят, опять же придворным будет за кем волочиться...
 

     - ...К тебе, наверное, часто приходят женщины.
     - Часто, - грустно согласился Шеллар.... - Приходят. Голдианские шпионки. Мистралийские шпионки. Галлантские, поморские, даже хинские, хотя мне до сих пор не понятно, какие у них могут быть интересы.
     - Шпионки? Почему?
     - Потому, что я имею доступ к секретной информации, и они надеются что-нибудь из меня вытянуть.
     - И ты знаешь, что они шпионки, и все равно с ними спишь?
     - А это очень удобно. Спишь с красивой женщиной и одновременно толкаешь дезу своему коллеге в солнечной Мистралии...
     ***
     - А просто так, не шпионки, разве не приходят? - не отставала Валента.
     - Нет, - честно признался Шеллар...
 

     - А сейчас о чем ты думаешь? - вдруг спросила она. Шеллар, застигнутый врасплох, поспешно ухватил за хвост последнюю мысль и снова честно ответил:
     - Что делать с гробом.
     - С каким гробом? - недоумение в голосе девушки было смешано с тревогой.
     - С моим гробом, - спокойно пояснил Шеллар. - Сегодня... Или это уже вчера?.. Утром я зашел в королевскую часовню... Меня просили помочь с опознанием, а то не знали, что в какой гроб положить... Зашел, и долго не мог избавиться от чувства, что что-то не так. Потом присмотрелся и понял, что один гроб лишний. До меня сначала не дошло, и я спросил распорядителя церемоний, для чего здесь шестой гроб. Он вдруг весь побледнел, потом покраснел и начал мямлить что-то невразумительное. Потом поспешно извинился, пообещал выяснить и доложить, а сам метнулся в комнату персонала и принялся там вопить о болванах и бездельниках которых он всех уволит. Тут до меня и дошло, что это же мой собственный гроб. Ведь сначала думали, что я погиб вместе со всеми. А потом забыли его убрать. Я о нем вспомнил и подумал, что же с ним теперь делать. - Он издал короткий невеселый смешок и раздавил окурок в ночном горшке, который они приспособили вместо пепельницы.
     - Вели его сжечь и больше не вспоминай. - Решительно заявила лучница и поставила горшок на пол. - И не мучай себя.
     - Да он мне не мешает, - пожал плечами Шеллар. - Не пугает и не мучает. Просто не знаю, что с ним делать.
 

     - ...Да если честно, я бы оставил его при дворе, чтобы иметь возможность общаться с ним постоянно. Только не знаю в каком качестве. Он ничего не умеет, но он умен, способен нестандартно мыслить, знает много такого, чего не знаем мы.
     - Сделай его советником.
     - Не хочу. Либо его сожрут завистники, либо он все свое время будет тратить на интриги.
     - А что он еще может?
     - Еще он может очаровательно болтать ни о чем, спаивать своего короля и поднимать настроение. У него своеобразное чувство юмора, но мне нравится. И его забавная речь тоже.
     - Сделай его шутом.
     - Придворные его шуток не поймут.
     - Плюнь ты на придворных. Главное, чтобы ты понимал. А они будут смотреть тебе в рот, чтобы не пропустить, в каком месте смеяться.
 

     - Мда, лапки что надо... - согласилась Ольга, рассматривая изрядные когти передних конечностей, свисавших почти до колен. - А как же Элмар его задавил, да еще голыми руками?
     - Поднапрягся, и задавил. Ты же его руки видела? Слона задавить можно. Это, кстати, один из самых знаменитых его подвигов, когда он вызвался бороться с троллем один на один. Об этом написано двадцать восемь баллад, и на все двадцать восемь Элмар плюется, ругается, и говорит, что господа барды ни хрена не понимают в таких вещах, как потасовки с троллями, наивно полагая, что главным фактором в этом деле явилась богатырская сила его высочества. И еще бессовестно грешат излишним романтизмом и художественными преувеличениями. Будь его воля, он бы их заставил для начала понюхать этого тролля, а потом посмотрел бы, что бы они написали.
     - Что, так воняет?
     - Я лично не нюхал, но Элмар как-то в сильном подпитии признался, что оставил на поле битвы съеденный накануне обед, а заодно, как ему кажется, и завтрак, и если бы Шанкар не додумался потихоньку в нарушение правил кастовать на него какое-то полезное заклинание, отключающее нюх, то не стоял бы в музее этот живописный экспонат, а где был бы сам наш герой, не берусь предполагать...
 

     - Ну да. Самые знаменитые герои в истории, в основном, конечно, из-за этого эпохального события. Причем ребята были совершенно неклассические. Воины у них были - эгинская принцесса Кассандра, вот это она на переднем плане валяется с копьем, она тогда погибла, и лондрийский гном, этот самый Хаггс, который помимо рисования еще прилично метал топоры. Он вон там, сзади, из-за колонны выглядывает. Честный парень, и дремучий реалист, судя по этому шедевру. Ни физиономию свою гномью не подретушировал, ни славы себе не прибавил, как в жизни спрятался за колонну и оттуда свои топоры метал, так и на картине изобразил... мистиком у них был эльф, что вообще ни в какие ворота не лезет. Эльфы и христианство вообще вещи несовместимые, но вот один раз за всю историю попался такой ненормальный эльф, который искренне следовал учению Христа и даже, говорят, был с ним лично знаком. Он вон там, справа, что-то кастует на толпу скелетов. Сам Вельмир был чистокровный человек, что вообще редкость для мага такого уровня... а вот их второй маг, красавица, которая руки заломила и ни хрена не делает для победы правого дела, потому как пребывает в мучительных раздумьях, чего делать. Скаррон ее брат, Вельмир любовник, надо что-то выбирать, а выбор затруднителен... Так вот, поговаривают, что в этой красавице течет кровь демонов, где-то на четверть, если я правильно помню. Сейчас она до сих пор при делах, старший придворный маг Лондры.
     - Значит, она все-таки выбрала любовника?
     - Не знаю, да и вряд ли кто-то знает точно, не нашлось пока дураков лезть в загадочную демонскую душу мэтрессы Морриган с подобными вопросами, но на мой взгляд, личные мотивы тут на втором плане. Все-таки, мир гибнет, какие тут братья-любовники?
 

     - А остальные? - полюбопытствовала Ольга, всматриваясь в строгие умные глаза героя Вельмира. - Они потом куда делись?
     - Эльф-христианин в той битве схлопотал какое-то хитрозлобное заклинание, которое потом никто не смог снять, и еще с неделю мучился, бедолага. Ему постоянно казалось, что он горит, и это было невыносимо, а покончить с собой он не мог, поскольку это противоречило его христианским убеждениям. В конце концов, когда выяснилось, что проклятие не снимается никаким образом и гореть ему так до конца жизни, он попросил своих друзей убить его, они кинули жребий и выпало Вельмиру. Он честно исполнил свой жребий, и после этого куда-то ушел в неизвестном направлении, пропал, и больше о нем никто не слышал. А гном, оставшись в одиночестве, осел в Лондре и спокойно дожил там свои дни, посвятив себя живописи. Вот такая печальная история. Пошли дальше.
     Таких историй Ольга в тот день выслушала еще штук сорок, и к тому моменту, когда они выползли из музея, ей уже не хотелось ни новых знаний, ни платья, ни вообще ничего кроме как есть, курить и спать.
 

     - Кантор! А ты долго сидел?
     - Нет, - спокойно ответил он. - Луны четыре или пять, наверное. А что?
     - И за четыре луны ты опустился до того, чтобы есть тараканов?
     - Почему опустился? А, ты думаешь, я их ел, совсем обезумев от голода? Вовсе нет. Я это делал совершено сознательно, понимая, что на лагерных харчах я через луну-другую уже ни на что не буду способен. Ни сбежать сил не останется, ни отбиваться от кавалеров. А вопрос был насущный, в те времена я был симпатичнее, чем сейчас, и многим нравился, а козлов везде хватает... Драться приходилось насмерть, в буквальном смысле, несколько раз по утрам из туалета выносили трупы особо настойчивых. Да и мысль о побеге меня не оставляла, я много об этом думал и очень надеялся, что мне выпадет шанс. И вот чтобы к тому моменту, когда он выпадет, не превратиться в обессилевшего доходягу, стал подкрепляться, чем только мог. В том числе, насекомыми. Они, между прочим, очень питательны.
     - Они же противные, как их можно есть... сознательно?
     - Закрыв глаза и стиснув зубы. На свете много противных вещей. И со многими приходится мириться во избежание еще более противных...
 

     - Опять? Кантор, да зачем? Я не настолько люблю мороженое, чтобы давиться им каждый день. Вовсе не обязательно...
     - Это я люблю мороженое, - пояснил Кантор. - Очень. Просто безумно.
     - Больше, чем мадам Алламу? - подколола его Саэта.
     - Трудно сказать, - серьезно ответил он. - Есть ее я не пробовал.
 

     Бедняга совершенно не догадывался, что его ожидает в ближайшие пять минут. Он, как и его лохи-приятели, оставившие записку в номере, полагал, что имеет дело с добропорядочным гражданином, который в подобной ситуации максимум, что может сделать - обратиться в полицию. Ах, как же он ошибался! Если бы он имел хоть малейшее представление о том, кто такой Кантор и на что он способен, если его разозлить...
     Когда его вдруг без всякой видимой причины схватили за горло и одновременно очень больно ударили в промежность, Серж заподозрил неладное, но опять-таки, совсем не то, что было на самом деле.
 

     - Вот Элмар охоту любит, она ему напоминает его варварское детство. Но у него об охоте немного другое представление, как и у большинства героев. Эти господа занимаются тем, что выслеживают какого-нибудь хищника и схватываются с ним один на один. Потом приносят свою добычу и хвастаются друг перед другом. Или друг друга приносят, уж как получится.
     - Это когда это такое получалось? - возмутился Элмар. - Когда это меня приносили?
     - Ну, тебя не приносили. Ты приползал. А вот кавалера Мэнсора приносили в прошлом году. А летом, помнится, твой приятель Келдон Орри спасался на дереве...
     - Это Лаврис спасался на дереве, а Орри его спасал, - проворчал Элмар. - И вовсе я не приползал, я просто прихрамывал немного. И вообще, нечего подшучивать над тем, в чем ты не разбираешься. Высокое вдохновение битвы тебе просто недоступно.
     - Высокое вдохновение, надо же так завернуть! Не вдохновение, а озверение.
     - Все равно недоступно, - не унимался Элмар.
     - Зато мне доступно высокое вдохновение мысли, - злорадно ответил король. - А тебе этот процесс недоступен, как таковой.
     - Ты что же, - закипятился принц-бастард. - Хочешь сказать, что я дурак?
     - А ты что же, - спокойно ответствовал король, - Хочешь сказать, что я слабак?
     - А что, может, поборемся и выясним?
     - А может, в шахматы сыграем?
 

     - ...А кстати, Шеллар, как продвигаются твои поиски идеальной жены?
     - С трудом, - кратко ответил король. - Давеча имел беседу с коллегой Луи, демоны его принесли в гости без приглашения... Привез мне трех своих дочек показать, вдруг женюсь. Старшей семнадцать, младшей двенадцать. Как ты полагаешь, есть у человека мозги? Так мало того, он мне еще пообещал симпатичных мальчиков прислать, если я женюсь на какой-нибудь из его сопливых принцесс.
     Элмар тихо затрясся в седле.
     - А он был трезвый?
     - Когда это кто-то видел Луи трезвым? Разумеется, он был в состоянии перманентного подпития. Так это еще не все. Когда этот кретин, наконец, допился до нужной кондиции и заснул, ко мне в кабинет примчалась ее величество королева Агнесса и учинила допрос с пристрастием, до чего мы с ее дегенератом-супругом договорились. Мне пришлось сначала убеждать ее, что я не поменял сексуальную ориентацию, потом объяснять, что мне на хрен не нужны ее малолетние невесты, а потом еще долго отказываться от настойчивых предложений отравить придурка Луи, жениться на ней и объединить королевства.
     - Какая прелесть! - восхитился Элмар. - Как весело, оказывается, быть королем!
     - Тебе смешно... Я, конечно, понимаю Агнессу, прожив двадцать лет с алкоголиком-извращенцем, поневоле начнешь думать о людях что угодно, но мне-то от этого не легче... Надеюсь, Луи не повадиться являться ко мне в гости регулярно... А то он меня когда-нибудь так достанет, что я его действительно уроню потихоньку с какой-нибудь лестницы.
 

     Ольга даже не представляла себе, насколько скучная вещь королевская охота. Может, для героев, которые умчались в дебри искать приключений на свои геройские задницы, мероприятие и было интересным. Вполне возможно даже, что интересно было и господам придворным, которые гоняли по лесу упомянутого несчастного оленя. Но сидеть на лужайке в раскладных креслицах в обществе придворных дам было невыносимо скучно. И даже неприятно, потому что в ходе беседы они несколько раз изящно проехались по поводу ее внешности, костюма, прически, а также ее удручающей неопытности в амурных делах. И что противно, сделано это было столь тонко и безукоризненно, что придраться к чему-нибудь и учинить выяснение отношений не было повода.
     ***
     Потом ее некоторое время расспрашивали о жизни в ее мире, но очень быстро отстали и заговорили о вечных и непреходящих ценностях: тряпках, косметике и мужиках. Вот тут-то Ольге и стало по-настоящему тоскливо. Настолько, что даже битва с волком уже начала казаться ей не таким уж непосильным подвигом по сравнению с этой светской беседой.
 

     - Потому я тебя и прошу... Нет, не прошу, приказываю: присматривать за подругой, чтобы не было никаких неприятностей.
     - Хорошо, - проворчал Элмар, подождал, пока кузен отвернется к выходу, и скорчил рожу ему в спину. - Ольга, ты слышала? Его величество велит мне блюсти твою нравственность, а то он с меня спросит.
     - Он же сказал - если без спросу, - засмеялась Ольга. - А вдруг мне кто-то понравится?
     - Ольга, я тебя умоляю, только не на охоте! Когда все пьяные, получаются одни недоразумения. Завтра скажешь, кто тебе понравится, я тебя познакомлю и встречайся на здоровье, а сегодня не надо. А то напьешься, отдашься, а утром проспишься и передумаешь... а я потом буду доказывать Шеллару, что ты сама хотела. Ну их в задницу, такие приключения.
 

     - ... На этих массовых пьянках вечно всякие безобразия случаются, а женщины - они существа загадочные... Пока они пьяные, мы им нравимся и они нас вроде как хотят, а когда они наутро уже трезвые, оказывается, что их подло обманули, обидели и опозорили... И что забавно, очень часто они действительно так думают. Вот мне и не хотелось, чтобы она наутро о чем-либо пожалела... Хотя, возможно я и ошибся. Возможно, она не из тех, кто жалеет о сделанном, каков бы ни оказался результат. Но в любом случае, Лаврис - не лучшее начало, ты не находишь? Вот я его и отозвал в сторонку и сказал ему два слова.
     - Всего два? Надо же, как вы емко умеете выражаться. Лаврис изложил ваши два слова примерно так: "Его величество изволил мне сообщить, что поскольку я широко известен в столице, как ловелас и похититель сердец прекрасных дам, он считает своим долгом напомнить мне, чтобы я вел себя с юной госпожой Ольгой подобающим образом и не позволял себе никаких вольностей, могущих бросить тень на ее репутацию."
     Король сложился пополам от хохота, уронив плед.
     - Мне завидно, ваше величество! - напомнил шут. - Скажите же мне те заветные два слова, чтобы и я мог посмеяться.
     - Я ему сказал "яйца оторву!" - признался король, и они снова захохотали, уже вместе. - Похититель сердец! Еще один поэт-самородок выискался! Подарить ему учебник анатомии, что ли, чтобы он посмотрел наглядно, где у дамы сердце, а то он, похоже, путает его с совсем другим органом...
 

     - Разумеется, - мрачно отозвался тот. - Это покушение на убийство с отягчающими обстоятельствами, преступный сговор и плюс еще некромантия. Все вместе потянет на плаху, разве что адвокат попадется хороший. Я ведь правильно понял, обе преступницы дворянского сословия, о виселице речи нет?
     Виконтесса взвыла с новой силой, сорвалась со стула и рухнула на колени, вцепившись в королевскую штанину.
     - Ваше величество! Пощадите! Не губите! Я не хочу умирать! Смилуйтесь! Я больше не буду! Я клянусь! Я бы никогда! Это все Алиса! Умоляю вас, ваше величество!..
     Король стоял, чуть склонив голову, и смотрел, как она рыдает, обнимая его колени, воет в голос и просит пощады. И в глазах его был не гнев, и даже не презрение, а какая-то усталая грустная обреченность.
     - Дориана, - сказал он наконец. - Зачем ты это сделала? Для чего? Так хотелось стать королевой?
     Она подняла на него распухшие от слез глаза в размывах косметики и несколько раз судорожно кивнула. Она бы, пожалуй, согласилась со всем, что бы он ни сказал.
     - А знаешь, что главное для королевы? - негромко спросил король, глядя ей в глаза.
     - Что? - послушно всхлипнула она.
     - Достоинство, - жестко произнес Шеллар III и рывком распахнул дверцу шкафа, у которого так и стоял до сих пор, чтобы зареванная, стоящая на коленях Дориана могла увидеть себя в большом зеркале. - У королевы должно быть хоть немного достоинства. Ступай вон и жди моего решения у себя.
     - Ваше величество, - засмеялся Костас, когда за ней закрылась дверь. - Зачем вам понадобился этот трюк с зеркалом?
     - Чтобы до нее дошло хоть что-нибудь, - сердито проворчал король, забираясь снова в свое кресло. - Чтобы она хоть что-то поняла и передала другим. Чтобы они больше не думали, что я женюсь хоть на одной из них. Дура, вот же дура, мозгов, что у плюта...
 

     Пей, ничего, тебе после таких новостей не вредно. Мне когда про сон рассказали, я вообще двое суток пил запоем. Вино, правда, вот это и все, но у меня есть самогон. Ты самогон употребляешь? Ну, сразу видать соотечественника. Как - откуда, ну не из королевских же погребов. Сам гоню. А мне по приколу. Я с ним всякие эксперименты ставлю, а потом короля угощаю. Слушай, у тебя, Элмар говорил, книги есть? На русском языке? Дашь почитать что-нибудь? Да, конечно. Раз уж ты меня расколола, так хоть книжку почитаю на родном языке. У меня тут одна-единственная валяется, Мафей как-то выудил. Математический анализ для студентов вузов. Охренеть, как интересно. Я ее пять раз королю вслух читал, пока он ее на память запомнил, смотреть на нее больше не могу. Никакой не изврат, ему правда понравилось. Он все понял. Он вообще поразительный мужик с абсолютно расторможенными мозгами, он все понимает. Ты представь, средние века в нашем мире, рассказываешь ты какому-нибудь королю про теорию вероятности... Вот-вот, именно. А он все понял и обалдел от восторга...
 

Цитаты // Буква "П" // Оксана Панкеева, цитаты // Пересекая границы
Оксана Панкеева - все цитаты:
06.05.2005 -> Пересекая границы

Фантастические цитаты